Пароль (Забыли?)


Логотип

Реклама



ПЕТРОВ Федор Федорович

ПЕТРОВ Федор Федорович

ПЕТРОВ Федор Федорович (03. 03. 1912, д. Докторово Веневского у. Тульской губ. – 19. 08. 1978), конструктор артиллерийского оружия, генерал – лейтенант – инженер (1966), доктор технических наук, Герой Социалистического Труда (1944). Окончил военно-механического отделение Ленинградского политехнического института (1931). Создал первые образцы дальнобойной армейской артиллерии, новые гаубицы и др. виды вооружения. В 1941-1945 гг. занимался технологией и организацией массового артиллерийского производства. С 1942 г. главный конструктор завода. Создал несколько танковых, самоходных и полевых артиллерийских орудий. После 1945 г. разработал новые артиллерийские системы. Депутат Верховного Совета 2-го и 4-го созывов. Четырежды лауреат Государственной премии СССР (1942, 1943, 1946 – дважды). Лауреат Ленинской премии (1967). Награжден орденами Ленина (3), Орденами Октябрьской Революции, Кутузова 1-й степени, Суворова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени. 06.05.1985 в г. Веневе установлен бронзовый бюст - памятник Ф.Ф. Петрову.

АПОСТОЛ БОГА ВОЙНЫ


152мм. ГАУБИЦА- пушка МЛ-20 №3922142 армейской пушечной артиллерийской Верхнеднепровской Краснознамённой орденов Содружества и. Богдана Хмельницкого бригады 2 августа 1944 года в 22.00 расчёт сержанта Я.И.Никифорова из этого орудия первым совершил огневой налёт по гитлеровским войскам на территории фашистской Германии.
Увеличить фото- 665Кб.
Спросите далекого от оружия человека — кого он знает из отечественных создателей "инструментов войны". Почти наверняка он вспомнит тех, чьими именами названы эти "железки": Мосин, Макаров, Стечкин, Калашников... А потом начнет перечислять конструкторов самолетов и танков, упустив из виду, что без вооружения — это просто безобидный мирный транспорт.
А вот имя Федора Петрова вряд ли назовет, да и что оно скажет обычному человеку, хотя руками этого конструктора, выражаясь высоким стилем, во многом ковалась победа в Великой Отечественной войне. Достаточно сказать, что его авторский экземпляр 152-миллиметровой гаубицы-пушки за №3922 первым совершил огневой налет на территорию фашистской Германии и сейчас хранится в Центральном музее Вооруженных сил России.
Мы не станем сейчас с высоты исторического опыта осуждать или возвеличивать сталинский план милитаризации народного хозяйства. Просто надо представить то время. Было ясно, что мир стремительно приближается к войне. Гитлеровская Германия вооружалась бешеными темпами. Из цехов Круппа, "Рейнметалла", "Бофорса", "Шнейдер-Крезо", "Виккерс-Армстронга" одна за другой выкатывались разнокалиберные пушки, гаубицы, мортиры. Спустя несколько лет все это стальное стадо обрушило море огня на тех, кто пытался спастись от фашистской агрессии фиговыми листками пактов о ненападении.
Кто знает, если бы тогда Страна Советов не бросила все силы и средства на создание военных заводов и техники, то, может быть, над столицами европейских государств до сих пор развивались бы флаги с паучьей свастикой. Возможно, и Россия не избежала бы такой участи...
В 1935 г. молодой конструктор Федор Петров ( Увеличить фото-395Кб. ) из Перми предложил сделать совершенно немыслимое по тем временам орудие-гибрид — 152-миллиметровую гаубицу-пушку на раздвижном лафете. Иными словами, гаубица, ведущая навесной обстрел, могла становиться пушкой с настильной траекторией снарядов с дальностью стрельбы 18 км. На взгляд старых специалистов, это был авантюрный проект. Однако директор артиллерийского завода поддержал смельчака, ведь он был тоже молод — Б.Л.Ванникову, будущему наркому вооружений СССР, еще не исполнилось и сорока. Накануне ноябрьских праздников 1936 г. первые десять стволов МЛ-20 (так назвали эту гаубицу-пушку) произвели первые выстрелы. А в начале будущего, печально известного 37-го новинку приняли на вооружение в Красной армии.
Здесь интересно подчеркнуть просто сверхскоростные сроки, за которые вкатилось новое орудие в ряды отечественной артиллерии. От возникновения идеи в чертежах до воплощения в железе — всего семь месяцев. Затем на госиспытания и прием на вооружение ушло... три месяца! Вот так осваивалась абсолютно новая, принципиально передовая техника. МЛ-20 стала первой артиллерийской системой, разработанной в КБ Петрова на Мотовилихинском заводе. Гаубица-пушка сыграла огромную роль в успехах наших войск в Великую Отечественную. От брони немецких танков, как рассказывают ветераны, буквально отскакивали снаряды, выпущенные из бронетанковых ружей. Для борьбы с монстрами приспособили было тяжелые 85-миллиметровые зенитные пушки. Петров предложил установить орудия на лафет своей 122-миллиметровой гаубицы М-30, что оказалось в два раза легче и в несколько раз дешевле зенитного варианта. Кстати, уже упомянутая гаубица-пушка МЛ-20 запросто срывала башню "тигра".
Если предвоенные годы диктовали ускоренные темпы создания новой техники, то битва с фашистскими оккупантами заставляла сжимать и их. Вот как об этом вспоминал сам конструктор:
"...Поздно ночью 12 апреля 1943 года у меня на квартире раздался телефонный звонок. Еще не придя в себя от сна, услышал в трубке озабоченный, усталый голос наркома оборонной промышленности Дмитрия Федоровича Устинова.
"Федор Федорович, состоялось решение ГКО, — начал он без какого-либо вступления. — К первому мая необходимо представить на государственные испытания пять образцов нового изделия. Завтра же выезжайте на завод".
Речь шла о 152-миллиметровой гаубице, которая, по нашим прикидам, должна была значительно превосходить уже существующую".
Постановление ГКО — Государственного комитета обороны — по поводу создания артиллерийской новинки начиналось сурово: "Придавая исключительное значение..." А возглавлял сию организацию товарищ Сталин. Наверное, немногим в нашей стране нужно пояснять, что означало постановление, подписанное Иосифом Виссарионовичем, да еще в годы военного лихолетья. Восемнадцать дней на доводку, изготовление "изделия", как до сих пор называют единицы оборонной техники, — это просто убийственно. Снова слово Петрову.
"...Конструкторы спали по 2—3 часа в сутки. Не хватало времени даже побриться. У многих отросли бороды. Впрочем, не у всех. Среди конструкторов артиллерийских систем были и женщины. Мы стремились к предельной надежности узлов. Ведь любой отказ пушки во время боя практически равносилен гибели.
Восемнадцать дней пролетели как один. На зорьке 1 мая 1943 года железнодорожные платформы, груженные пятью новенькими гаубицами, с курьерской скоростью проследовали на полигон для государственных испытаний.
Темпы, которые устанавливала война, даже рекордными нельзя назвать, они скорее сверхчеловеческие. Но иначе, очевидно, нельзя было ее выиграть. Руководители страны, впрочем, и раньше великолепно понимали, чего стоят конструкторские головы, и стремились создать им все условия для напряженного творческого труда. Когда молодой конструктор Петров, приглашенный на заседание Совета труда и обороны, пожаловался, что нет достаточной информации о достижениях в области артиллерийской науки за рубежом, то, по его собственным воспоминаниям, "Сталин перебил меня и, обращаясь к одному из присутствующих, заметил:
"Сделайте все возможное, чтобы конструкторы располагали нужной им информацией. Закупите необходимые образцы. Если нужно — любой ценой...".
Уверен, что "одним из присутствующих" был Л.Берия, обладавший очень длинными руками и у нас, и за границей. Теперь-то нам известно, какой ценой добывалось необходимое конструкторам — и образцы, и информация. И хоть это, как говорится, совсем другой коленкор, однако сказка — ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок. Не пора ли осознать, что обновленная Россия обречена вести мирную войну за собственное достойное место в мире товарного производства? И только Иваны, не помнящие родства, придают забвению опыт прежних руководителей, умевших сосредотачивать силы и средства в КБ необходимых направлений.
Однако чтобы у читателя не создалось впечатления, что огнедышащие творения Ф.Ф.Петрова рождались лишь в результате изучения той зарубежной информации, которая добывалась по сталинскому указанию "любой ценой", напомню. Сразу после войны в Центральном парке им. Горького были выставлены образцы трофейного вооружения. Танки, самолеты, самоходки, орудия... И я там побывал мальчишкой. И вместе со всеми дивился страшной мощи фашистского оружия и злорадствовал, что эти чудовища разбиты советскими войсками, советским оружием. Ни у мальчишек, ни у взрослых не было сомнения в том, что наши танки, самолеты и артиллерия — лучшие в мире. Впрочем, такого же мнения придерживались и специалисты. Гаубицы, пушки отечественного производства были совершенно оригинальны и не имели аналогов. Это касалось и петровского творчества.Орудие Ф.Петрова как ''эпиграф'' к экспозиции центрального музея Вооружённых сил.
А он многое сотворил за годы войны и после нее. Ему принадлежат самоходные установки 85, 122 и 152-миллиметровые образца 1943 г., 100 и 122 образца 1944 г., танковые пушки 85, 100, 122-миллиметровые.
Подвиг народа, разгромившего непобедимых до вторжения в СССР гитлеровских вояк, освободившего Европу от фашизма, бессмертен. Но надо помнить и о том, что мы одолели мощную гитлеровскую Германию еще и потому, что военная промышленность выпускала высококачественное оружие в большем количестве, чем немцы. Под конец войны у нас был значительный перевес в самолетах, танках, орудиях. За Великую Отечественную у нас произведено 489,9 тысячи орудий, почти в пять раз больше, чем в Германии. Свыше 60 тысяч стволов — петровские. Вот отсюда и можно отсчитывать лепту, которую внес деревенский паренек из тульской глубинки в общую победу.
И опять к вопросу об известности и славе. Благодаря литераторам и кинематографистам создатель легендарного танка Т-34 Михаил Ильич Кошкин стал знаком широкой публике. Но мало кто информирован, что знаменитая тридцатьчетверка вооружена 85-миллиметровой пушкой Федора Федоровича Петрова.
В послевоенные годы творческая лаборатория замечательного конструктора продолжала работать на оборону страны. Под руководством Петрова были созданы многие первоклассные образцы буксируемых, самодвижущихся и самоходных орудий, танковые пушки различных калибров, которыми оснащались все новые бронемашины. До конца своих дней, а умер он в 1978 г., доктор технических наук, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий Ф.Ф.Петров делал все для укрепления мощи нашей армии. Он не увидел ее упадка, но, конечно же, радовался бы ее нынешнему постепенному возрождению.
Надо сказать, что многие творения выдающегося конструктора и по сию пору находятся на боевом дежурстве в российской армии. Значит, время еще не обогнало его мысль — а это самая высокая награда среди многочисленных его орденов и медалей.


Яндекс.Метрика